«Вверхшифтеры выходного дня»: Селёдка под шубой, или В чём удовольствие холодной ночёвки

Общество    04 декабря 2020, 17:52
(Фотография: Алексей Егоров)
(Фотография: Алексей Егоров)
Ещё в середине октября я обещал себе выбираться на природу с ночёвкой даже после наступления холодов.

Но холода настали, и я благоразумно положил чехол с палаткой в шкаф. А ведь четыре года назад у меня был опыт зимнего похода при минус 25. Без печки и возможности в случае чего быстро выбраться в цивилизацию. Да и ночёвок было три. Видно, старею. Или просто становлюсь мудрее?

«Закапывают заживо»

Поход в природный парк «Иремель», что на пересечении Белорецкого и Учалинского районов Башкортостана, планировался с сентября. Изначально участвовать в нём подвизалось семь человек, включая мою жену, но её очень быстро отговорила тёща, а два других туриста «отпали» из-за проблем с работой. Осталось, помимо меня, три человека: Миша, Аня и Илюха. Об этой троице я рассказывал здесь и вот здесь, поэтому не буду повторяться.

Пока нас, пусть и в планах, было семеро, в списке походного снаряжения значились палатка типа «Зима» и туристическая печка. Вчетвером тащить с собой указанные вещи было нецелесообразно, и руководитель похода Миша велел готовиться к холодным ночёвкам. Узнав об этом, родные подняли хай.

«Схватишь воспаление лёгких! Отморозишь ноги! Простудишь почки!» – вот далеко не полный список недугов, которыми меня пугали.

И всё же я поехал: сначала на поезде до станции «Вязовая», потом вместе с ребятами на заказной «буханке» до посёлка Тюлюк. В Тюлюке при желании можно снять домик, взять напрокат лыжи, а то и вовсе нанять гида и подняться на гору на снегоходе. Но это опции для матрасников. Мы пошли другим путём. К исходу первого дня наша группа разбила лагерь на оборудованной стоянке в восьми километрах от Тюлюка и у самой седловины вершин Большой и Малый Иремель.

Оборудованная стоянка – это только по бумагам природного парка. Место под палатки пришлось выкапывать в снегу, а дрова пилить, но на сильном морозе это в самый раз – согревает лучше любого костра. Здесь же выяснились изъяны экипировки – дешёвая пластиковая лопата прокручивала, а цепочная пила явно не подходила для массивных бревен, заготовленных егерями.

Ну да ничего, справились, приготовили на костре ужин и начали готовиться ко сну. Столбик походного термометра к этому времени перевалил за минус 25. Отходя ко сну, я услышал, как Моисеевы кидают снег на юбку нашей палатки, чтобы не поддувало. Куски снега гулко ударялись о тент.

«Закапывают заживо», – мрачно пошутил Илюха.

Копошение «червяков»

Две палатки – на четверых. На первый взгляд, многовато, но дело в том, что чем больше людей ночует в палатке, тем обильнее образуется конденсат. К утру конденсат осядет на спальники, те промокнут, и вы сполна ощутите на себе прелести холодной ночёвки. Если, конечно, вы не лежите в дорогущем пуховом спальнике с температурой комфорта от минус 10. (Такой нужно использовать только в комбинации с лёгким синтетическим.)

У моего спальника минус 10 было температурой экстрима, что страховало от обморожений, но не более того. Как следствие, я трижды за ночь вставал, чтобы надеть на себя очередной слой одежды. К утру на мне были комплект термобелья, штаны с синтепоном, флиска, шерстяной свитер и пуховая куртка. Аналогичным образом утеплился и Илюха. Я помог ему застегнуть спальник, он помог мне. Иначе никак. Со стороны это, наверное, походило на копошение червяков в компостной яме.

Несмотря на дискомфорт, первая ночевка затянулась до половины двенадцатого. Зимой темнеет рано, поэтому мы воздержались от продолжения пути и посвятили день оттачиванию навыков катания на горных лыжах. Вернее так: Миша, Аня и Илюха катались на горных лыжах (очень тяжёлых и явно не приспособленных для походов), а я – на древних, видавших виды «бескидах».

Громоздкие бескиды подходили для катания с горы меньше всего, и там, где другие лихо заруливали на стоянку, я продолжал ехать вниз пока не упирался в подходящий сугроб. А навстречу двигались другие туристы, по большей части на снегоходах. Ох уж эти мне снегоходы! Из-за них на маршруте нет-нет да и подышишь бензиновым перегаром. Ещё снегоходам приходится уступать дорогу, проваливаясь в снег по колено, что с тяжеленным рюкзаком за спиной малоприятно.

С другой стороны, снегоходы расчищают путь, и за все время похода нам ни разу не пришлось тропить. По этой же причине на лыжах мы ходили только на спуске. На подъёме горные лыжи ребят сильно скользили (на этот случай в поход берут специальную накладку на скользящую поверхность – камус), а я свои «бескиды» снимал из солидарности.

Сюрприз под ёлкой

Утром третьего дня меня и Илюху, как дежурных, разбудил будильник. По местному времени в семь утра, а по впечатлениям ночью – так темно было вокруг. При помощи газовой горелки разожгли костёр, приготовили завтрак и начали собираться в путь. Миша озвучил план поставить в конце дня палатки на вершине Большой Иремель, чтобы с утра двинуться в направлении хребта Инзерские Зубчатки и далее к Белорецку.

Для удобства движения мы привязали лыжи веревочками к рюкзакам. И всё равно я в этот день чувствовал перегруз – давали о себе знать два заправленных полуторалитровых термоса и конденсат, которым за две ночёвки пропитались все тёплые вещи. Добавьте к этому сильный мороз, ветер у самого подножия горы, и станет понятно, почему я воспротивился плану Миши. Илюха меня поддержал, но по другому поводу.

«20 километров до Белорецка придётся тропить, – сказал он, – а мы и по парковым тропинкам идём медленно».

В общем, на Большой Иремель мы поднялись без рюкзаков. Погода нам улыбалась – ветер, из-за которого внизу мы даже отложили перекус, на вершине неожиданно стих. Глазам открылась панорама таёжного моря и окрестных гор, и укреплённый камнями альпеншток. Особо впечатлительные туристы привязывают к нему узелки, вешают игрушки и сладости. Это плохая традиция, загрязняющая гору, красивую саму по себе. Мы ей не следовали, только зафоткались все вместе и пошли в обратку.

Спустившись с горы, мы взяли правее и на выходе из зоны леса встали на ночлег. Моисеевы поставили свою палатку на открытой местности, а мы с Илюхой, для защиты от ветра, окопались в ёлках. Чуть поодаль выкопали яму под кострище глубиной метра в полтора. Дрова, однако, нашего трудового подвига не оценили и долго не хотели разгораться.

Тем приятнее было, наконец, погреться у костра и оценить очередной кулинарный сюрприз. Есть такая у нашей группы традиция – каждый участник похода берёт с собой оригинальное лакомство и до поры до времени никому его не показывает. Я взял в качестве сюрприза чак-чак, Миша – мясо для шашлыка, Илюха – баночку черничного варенья, а Аня – набор из бородинского хлеба, красной икры и сладкой норвежской селедки. Согласитесь, зимой, в лесу, бутерброд с красной икрой – это романтично.

Горячий снег

Утром четвёртого дня группа окончательно созрела для того, чтобы прекратить ночёвки в палатках и «свалить» в цивилизацию. Легче всего это было сделать через Тюлюк, но возвращаться туда, откуда приехали, было не комильфо. Поэтому стали двигаться по маршруту хребет Аваляк – деревня Байсакалово, предварительно сделав радиалочку к вершине Малый Иремель (1450 м). Путь к указанной вершине, без рюкзаков и в солнечную безветренную погоду, запомнился самыми живописными видами за всё время похода. Местами окружающее пространство напоминало тундру, местами – Камчатку, где в роли вулкана накрытый шапкой облаков Большой Иремель.

На хребет Аваляк, через который нам нужно было перевалить, мы поднялись уже в темноте. Съезжали, соответственно, тоже, а это не так-то и просто. Во-первых, скат продолжительный и очень узкий, на нём и без рюкзаков легко потерять управление и упасть. Во-вторых, у меня отказал дешёвый китайский фонарик, так что приходилось полагаться на фонарики друзей.

Вот только скорость спуска у всех – разная. Мишу я быстро потерял из виду, а Аня, наоборот, ехала слишком медленно. Неожиданно Аня упала, а я, объехав её, понёсся дальше в кромешной темноте. Мог бы разбиться, но во время вспомнил совет одного опытного туриста: если боишься упасть, держи обе лыжные палки как одну и притормаживай. Помогло.

Деревня Байсакалово – это не больше десятка домов, из которых в тот вечер обитаемыми были только два. Войдя в один из них, мы подумали, что это и не дом вовсе, а разогретая русская баня. На самом деле, в избе было не больше восемнадцати градусов тепла. Просто за четыре дня похода мы так привыкли к сильному морозу, что домашнюю температуру воспринимали как чересчур жаркую.

В Байсакалово мы провели два дня. Самое яркое впечатление этих дней – русская баня. Всегда мечтал, как следует разогревшись в бане, выбежать на свежий воздух и нырнуть в сугроб. Лыжный поход, временами казавшийся мне слишком некомфортным, окончательно закрепился в сознании как идеальный вариант зимнего активного отдыха.

Но мёрзнуть в палатке без перспективы после следующего лыжного перехода попариться в бане – это верх глупости.

Алексей Егоров



Вернуться назад






Новости рубрики

19.01.2021 «Стратегическая задача, поставленная Президентом РТ, - завершение строительства всех проблемных долевых объектов в 2021 году» Татарстан по итогам 2020 года вошёл в число регионов-лидеров по объёмам помощи, оказанной обманутым дольщикам
15.01.2021 «Вверхшифтеры выходного дня»: «Шупашкар хули» и другие населённые пункты Ко дню народного единства установилась холодная и сырая погода. Планировать поход с ночёвкой в такую погоду не хотелось, да и жена ни за что не отпустила бы со...
13.01.2021 «Человек может даже не обратить внимания, а в итоге остаться инвалидом»: как не получить обморожение ​​​​​​​По прогнозам синоптиков, ультраполярное вторжение аномальных холодов в Татарстан продлится три дня


Новости

20 января, 14:02 87 новых случаев COVID-19 зафиксировано в Татарстане С начала пандемии в республике коронавирусной инфекцией переболели 15 104 человека

19 января, 16:41 В Татарстане подтверждены четыре новых смертельных случая от COVID-19 С начала пандемии жертвами COVID-19 стали 229 татарстанцев

 

19 января, 15:54 Новшества в социальной сфере обсудят эксперты в Региональной общественной прёмной Речь пойдёт об изменениях, которые вступят в силу в 2021 году

19 января, 15:15 Госжилфонд РТ заявил о невозможности снижения ставки по соципотеке

19 января, 14:53 Госжилфонд РТ: «Второй микрорайон «Салават Купере» станет центром притяжения ЖК» Здесь появятся места для активного отдыха, а также и бульвар для прогулок

19 января, 13:05 Госжилфонд РТ разъяснил новшества программы соципотеки Принятые изменения дают участникам программы более широкие возможности для выбора квартир

19 января, 11:48 90 новых случаев COVID-19 зафиксировано в Татарстане С начала пандемии в республике коронавирусной инфекцией переболели уже более 15 тысяч человек

19 января, 10:50 В Казани льготный режим работы парковок продлевается до конца апреля После улучшения эпидемиологической обстановки парковки начнут работать в обычном режиме

18 января, 15:19 Минздрав РТ назвал условия выработки иммунитета к COVID-19 после вакцинации Врачи также рассказали, вредит ли прививка при наличии в организме человека антител

18 января, 15:10 В Минздраве РТ отрицают дефицит антиковидной вакцины В конце января в Татарстане ожидают прибытие вакцины «ЭпиВакКорона» дополнительно к уже имеющемуся препарату «Спутник V»

Все новости


© 2019 Общественно-политический портал "Вверх"
info@vverh-tatarstan.ru
телефон: +7 (843) 238-25-28
Youtube VK Facebook Инстаграм RSS
Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС 77-75219 от 07.03.19. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ТРО ВПП «Единая Россия»
Информация для лиц старше 18 лет. Запрещено для детей.
Полное или частичное воспроизведение материалов сайта (кроме фотографий), как и активная гиперссылка при цитировании, только приветствуется.
Материалы сайта (кроме фотографий), если специально не оговорено иное, доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Наверх