Художник от Бога

Интервью    24 июля 2017, 16:09
Фото: raifa.ru
Фото: raifa.ru
Двадцать лет живописец Михаил Нефедов живет и работает близ Раифского монастыря по благословлению настоятеля

В Национальной галерее «Хазинэ» 27 июля открывается выставка татарстанского художника  Михаила Нефедова, приуроченная к 56-летию творческой деятельности. Корреспондент портала «Вверх» побывал в гостях 80-летнего мастера и его супруги и выяснил, как «избушка Бабы Яги» в Раифе превратилась в уютный дом-мастерскую, что в его творчестве привлекает и «братков», и аристократов и для чего он изобрел собственный художественный жанр.

Вот уже без малого двадцать лет Михаил Кузьмич и его жена Галина Григорьевна живут в селе, расположенном между Раифским Богородичным монастырем и дендрарием Волжско-Камского заповедника. Место тихое, живописное о таком, любой художник может мечтать. Удивительно, но родился Михаил Нефедов в другом «монастырском» селе Татарстана – Семиозерке. И хотя на своем веку он пожил в самых разных уголках Советского союза, судьба вновь привела его на родину и не куда-нибудь, а к Раифской обители. Приехал как-то сюда с супругой на этюды и остался. То ли художник выбрал предназначенное ему место, то ли место выбрало его. А о предназначении в жизни Михаила Кузьмича можно говорить много. Начать, пожалуй, следует с того, что художником он стал вопреки воле отца.

- Рисовать начал рано, где-то с 13 лет. Ходил в кружок. А годы-то были суровые, послевоенные, - рассказывает мастер. - И окружала меня не интеллигенция, я рос в среде рабочих и крестьян.

И вот как двойки я начал получать в школе из-за того, что отвлекался, отец возмутился: «Что такое? Или учеба, или рисование!» Сам он был начальник лесозаготовок. Говорил, что художники народ нищий.

По настоянию отца подросток поступил в Васильевский лесотехнический техникум. Но и свое увлечение не оставил, параллельно занимался в художественном училище. А в знак протеста на столе вырезал надпись «Все равно буду художником».  В техникуме произошел любопытный эпизод.

- У нас секретарем работала Клавдия Параменовна. Как-то она подводит ко мне за руку мальчика лет 12, своего сына. Говорит, вот рисует и рисует. А я тогда уже в техникуме авторитет был в этом вопросе, стенгазету выпускал. Посмотрел его рисунки: черно-белые, углем сделаны. Спросил его, хочешь быть художником? Он говорит, да. Посоветовал ему, тогда, надо к этому серьезно относиться. Звали мальчика Костя Васильев.

В последствие мать отправила сыны в Казанское художественное училище. И вырос из него известный всю страну художник Константин Васильев.

А Михаила Нефедова из техникума забрали в армию. Но, там, как не удивительно, его занятия живописью не прервались. Напротив, руководство всячески поощряло его талант.

- Служилось хорошо. Дали возможность учиться. Меня полковник привязала к клубу Дома Офицеров. Рисовал портреты солдатиков, офицеров. И вот с одной картиной даже участвовал во Всеармейской выставке в Москве в 1958 году. Мне выделили творческий день. Это и была моя первая выставка.

После армии Михаил Нефедов успел поучиться на декоратора в училище и даже поработать на казанском телевидении в 1963-64 годах в компании с другими художниками. Здесь руководство тоже им благоволило, позволяло совмещать работу и творчество. 

- Бывало, рассядемся вокруг телестудии и пишем этюды, - смеется Михаил Кузьмич.

А в 1965 его вместе с супругой Галиной пригласили на Байконур. Там требовался главный художник в Дом офицеров. При этом молодую семью, стоявшую в долгой очереди на квартиру в Казани, обещали быстро обеспечить жильем. Так начался новый этап в жизни.

Парадокс, вроде бы отправились в глушь посреди степи, а оказались в культурном центре.

- Это был конгломерат интеллигенции, - вспоминает Галина Григорьевна. – В такой творческой атмосфере мы жили! Работал Народный театр, в хоре пел Саша Ландо, потом он стал музыкальным руководителем Театра Советской армии. А в подчинении у Миши работала женщина, окончившая Питерскую художественную академию.

Она говорила: «Мишка, ты художник от Бога! Почему вы провинциалы боитесь столичных вузов? Поступай, учись!»

И Михаил Нефедов поступил, правда, в вуз столицы Казахстана – Алма-Аты, на художественно-графический факультет Государственного педагогического института имени Абая. Здесь же состоялась его первая персональная выставка. «Что видел, то писал», - дает емкую характеристику тому творческому периоду Михаил Кузьмич. Такой вот казахский акын-живописец.

- Этюды делал каждый день. Вставал в 4 часа утра, пока нет жары, и шел на улицу работать, - говорит он. -  Вел ИЗОстудию. Там были одаренные солдаты, офицеры.

В Казахстане Нефедовы пробыли три года, а потом из-за проблем со здоровьем у Галины Григорьевной решили перебраться в Киргизию, в горный городок Пржевальск на границе с Китаем. Здесь супруги прожили долгих восемь лет. А потом «горы стали давить», затосковали по русской природе, да по состоянию здоровья, опять же, требовалось сменить климат. В Казани им податься было некуда. Посоветовали попытать счастья в соседней Йошкар-Оле. Поучить жилье там было проще. Там и осели, Михаил Кузьмич устроился в местный Союз художников.

- Славы никакой не надо было, хотелось спокойно жить, творить, - поясняет он. – Работали на бесплатной академической даче, она давала мощный творческий заряд. Со всей страны собирались художники, учились друг у друга.  Писал портреты, пейзажи. В Марий Эл нравился лес. У меня с детства к нему любовь привита.

Здесь же Михаил Нефедов открывает новую страницу в своем творчестве.

- Его как прорвало. Пошли крупные жанровые работы об истории России, на православную тематику, – рассказывает жена.

-  А там владыка такой замечательный, епископ Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн. Можно было в любое время набрать его номер телефона. Он садился сам за руль и приезжал в мастерскую консультировать Мишу. 

- Подружились мы. Он благословил меня на одну работу, называется «Покаяние», - добавляет Михаил Кузьмич. - Я историю-то не глубоко знал, потом втянулся и стал черпать сюжеты на религиозные темы. Я по-своему решил раскрыть их, через монументально-декоративный подход. В каждую эпоху живопись требует определенных канонов. А после 20 века, когда импрессионизм поломал все догмы, расширились рамки восприятия и у зрителей, и у художников. Вот у меня в руке чашка. Она и пятьсот лет тому назад была такой же, как и сейчас. Цвет и форма не меняется. А мышление у человека меняется! И если я буду думать как художник предыдущей эпохи, то мне нужно и писать также, подражая ему. А творчество не любит подражания. Поэтому надо свой язык иметь. Вот я и нашел его. Поскольку я связан с декорациями, то живопись у меня приобрела немножко другой оттенок. Содержание и форма взаимосвязаны.  Рисунок – это содержание. Он сам по себе двухмерный. А цвет дает глубину -  пространство. И вот рисунок и цвет у меня существуют как бы независимо друг от друга.

Духовно-творческие поиски словно и вывели Михаила Кузьмича к стенам Раифской обители. Все началось, с того, что приятель, верующий человек, посоветовал поехать в Раифу  - место хорошее.  

- Ну, мы и поехали как-то туда на этюды. Монастырь тогда еще восстанавливали, - вспоминает Михаил Нефедов. - Я начал писать и сразу же местные жители заинтересовались, им понравилось. А потом отец Всеволод попросил отреставрировать иконы. Дали мастерскую.

Так по благословлению настоятеля монастыря семья обосновалась здесь. Поселились в заброшенном деревянном.

- Он поначалу был похож на избушку Бабы Яги, - смеется Галина Григорьевна, - Темный, мрачный, все здесь разваливалось. Его потому-то и люди до нас боялись брать.

Но послушник монастыря Денис, золотые руки,  потихоньку все нам отремонтировал.  Я потом спрашиваю его, сколько мы должны. А он говорит: «Мы разве с тобой о цене договаривались? Нет. Вот и спи спокойно, матушка».

Сейчас том Нефедовых это не избушка Бабы Яги, а какой-то сказочный терем - просторный, удивительно светлый. Словно через картины (а их здесь по стенам сотни) как сквозь витражные окна тоже проникает солнце.

Сколько их всего написано художник счету не ведет, равно как и не известна ему судьба многих проданных полотен. С горечью супруги вспоминают тяжелые 90-е годы, когда произведения, порой, приходилось отдавать за бесценок.

- Тогда по территории  всего бывшего СССР  ездили муж с женой, они называли себя искусствоведами, - рассказывает Галина Григорьевна. - Снимали помещение в Центральном доме художника в Москве, все по закону. Нет, аферистами их назвать нельзя, это были дельцы. Они брали работы у художников и обещали заплатить деньги, если картину удастся продать. Но какой именно процент не уточняли. А потом, как нам стало известно, многие из этих произведений покупали иностранцы, сотрудники посольств. Например, одну картину Миши купил первый председатель Европейского экономического союза Эмерсон. А мы получали с этого очень скромные деньги. Но даже эти крохи не дали нам умереть с голоду в то время.

Сам Михаил Кузьмич на протяжении многих лет продавал работы прямо у стен Раифского монастыря. Он со своими пейзажами сам стал неотъемлемой частью местного пейзажа.

Однажды прямо здесь  познакомился с известным художником и скульптором Михаилом Шемякиным, приехавшим в обитель. Пригласил в дом. Говорили как со старым знакомым, не было никакой дистанции. 

Гостил у Нефедовых целый и граф Петр Шереметьев, посещавший в 2005 году Казань.

Знакомый привез его специально к ним. Он очень долго рассматривал картины Михаила Кузьмича и кое-что приобрел.

При этом его творчество, что называется, близко и народу.   

- Помню, браткам с Васильева понравилась работа, посвященная Свияжску. А место-то это было разбойничье. Я это и отразил на полотне: на первом плане девки пьют, а на втором  свяижская архитектура. И они, видимо, это почувствовали, попросили, чтобы я им продал. Я отказывать не стал. Если человек просит, значит ему надо. У каждой картины есть свое предназначение. Здесь, как и в поэзии - один человек стих прочтет и не оценит, а другому он будет близок.

Дети Михаила Кузьмича по стопам отца не пошли, но выбрали близкую сферу. Они архитекторы. 

- Может это и к лучшему, профессия более надежная, - размышляет он и улыбается, ловя себя на том, что почти повторяет слова своего отца. - Всегда можно что-нибудь придумать в коллективе. А живописец что-нибудь не так сделал, и его ругают, на чем свет стоит.

На вопрос, не жалеет ли он теперь с высот прожитых лет о выбранном пути, смеется:

- А куда теперь денешься? Зато хоть в истории покопался, высказал свою точку зрения художественным языком. Жизнь ведь не заключается в богатстве, в деньгах. Они мешают только. 

Михаил Тихонов



Вернуться назад






Новости рубрики

12.12.2018 Из опыта дяди Сэма, или Почему мой дом больше не моя крепость Пока вся страна обсуждала присвоение аэропортам имен великих соотечественников, в Госдуме поставили на конвейер очередную поправку в Градостроительный Кодекс
05.12.2018 Этапы большого советского пути Очередная годовщина Октябрьской революции прошла незамеченной. Но не будем обобщать. Художник Ильгизар Хасанов всегда рад поговорить если не о самой революции,...
21.11.2018 Николай Арутюнов: я всегда был певцом, даже когда еще им и не был 10 декабря в Казань приедет Николай Арутюнов – создатель «Лиги блюза», певец, композитор, автор музыки к олимпийской песне «Игры, которые мы заслужили вместе с...


Новости

13 декабря, 13:45 В Казгордуме выбрали руководителя фракции «ЕДИНОЙ РОССИИ» Им стал депутат Казгордумы, директор Казанского зооботсада Фанис Нурмухаметов

13 декабря, 13:34 «Вы делаете общенациональное дело»: Владимир Путин вручил госпремии благотворителям В Кремле 12 декабря прошла церемония вручения Государственных премий за выдающиеся достижения в правозащитной и благотворительной деятельности

 

13 декабря, 09:18 Церемонии открытия и закрытия WorldSkills в Казани пройдут на Центральном стадионе Центральный стадион Казани станет площадкой официальных церемоний открытия и закрытия мирового чемпионата рабочих профессий WorldSkills-2019

11 декабря, 14:19 Глава «Русфонда» Лев Амбиндер удостоен госпремии Президент России Владимир Путин вручит госпремию по благотворительности создателю Национального регистра доноров костного мозга в среду, 12 декабря

10 декабря, 12:52 Мэр Казани: «В городе созданы все условия для массовых занятий летними и зимними видами спорта» В Казани более трети населения ведут здоровый образ жизни и предпочитают активный отдых, поэтому подготовка инфраструктуры для занятия зимними видами спорта...

10 декабря, 12:51 В Казани стартовал прием заявок на участие в конкурсе «Народный Дед Мороз» Подробности об увлекательном новогоднем состязании рассказал начальник Управления культуры Азат Абзалов на еженедельном деловом понедельнике в Исполкоме...

08 декабря, 08:59 Путин и Медведев примут участие во втором дне работы XVIII Съезда ЕР 8 декабря пройдет второй день работы XVIII Съезда «Единой России»

05 декабря, 09:40 Республика Татарстан – лучший спортивный регион России! 4 декабря в Москве состоялась торжественная церемония награждения лауреатов Национальной спортивной премии за 2018 год

05 декабря, 09:13 Руководитель проекта «Велодобро»: «Мы планируем подарить детям 1000 велосипедов» 322 ребенка получили в подарок велосипеды, в нескольких городах Татарстана прошли велозаеды добра, а в будущем опыт казанского проекта «Велодобро» планируют...

04 декабря, 12:45 Более 40 делегатов от Татарстана примут участие в XVIII Съезде партии «Единая Россия» XVIII Съезд Всероссийской политической партии «Единая Россия» состоится 7-8 декабря



© 2016 Общественно-политический портал "Вверх"
info@vverh-tatarstan.ru
телефон: +7 (843) 238-25-28
Youtube VK Facebook Инстаграм RSS
Полное или частичное воспроизведение материалов сайта (кроме фотографий), как и активная гиперссылка при цитировании, только приветствуется.
Материалы сайта (кроме фотографий), если специально не оговорено иное, доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Наверх