«Вверхшифтеры выходного дня»: Родина в лучшем её проявлении

Общество    26 декабря 2021, 17:08
(Фотография: Олег Чегодаев)
(Фотография: Олег Чегодаев)
Уральские горы географически самые близкие к нам и одновременно самые изученные. Кажется, здесь уже нет места открытиям и рекордам…

Путешественник и ювелир из Уфы Олег Чегодаев так не считает. У него давно была задумка пройти старейшие на планете горы с юга на север, не заходя на Русскую и Западно-Сибирскую равнины. 1 мая 2021 года Олег, наконец, вышел на маршрут своей мечты и… О том, что произошло дальше, и не только об этом, он рассказал корреспонденту «Вверх». Беседа была записана осенью после лекции путешественника в резиденции креативных индустрий «Штаб».

Пикник с кровью

– Олег, каков бюджет вашего путешествия?

– Примерно полмиллиона. Эти деньги пошли на снаряжение, – одно только новое фотооборудование обошлось в 150 тысяч, продукты и организацию забросок по мере прохождения маршрута. Было бы ещё больше, но меня выручили спонсоры, предоставившие палатку, спальник, 6 пар кроссовок и рюкзаки.

– Про заброски, пожалуйста, подробнее.

– Маршрут был разбит на 18 этапов, соответственно, в конечную точку каждого этапа отправлялась заброска с продуктами, газом и вещами, которые нужны были именно на данном этапе. Первая половина Урала по российским меркам плотно населена, поэтому там это всё приходило на почту в ближайший посёлок, и я забирал груз примерно через каждые 5 дней. На Приполярном и Полярном Урале участки удлинились, на их прохождение требовалось до 19 дней, а всё необходимое мне доставляли на кордоны заповедников, национальных парков и к турбазам.

– Сколько при этом весил ваш рюкзак? Приходилось ли ограничивать себя в питании, чтобы его облегчить?

– Вес рюкзака зависел от протяжённости участка. Самое большее – около 30 килограммов, а в основном – 12-15. Рацион у меня был разнообразный, но в нём было много сублимированных продуктов и быстрых углеводов (тех же конфет), которые я в обычной жизни стараюсь не употреблять. Бывало, что и местные жители угощали. Помню, шёл по полярной уральской тундре, и за очередным поворотом реки попал к накрытому столу оленеводов-хантов. Точнее к открытому боку оленя…

Подошёл, поздоровался, ребята пригласили отобедать за компанию. Отказаться – значит, обидеть хозяев, и я согласился. Туша была ещё тёпленькой. Сперва отрезали мяса с бедра, потом дали кусочек почки, ну и напоследок самое лакомство. Прямо при мне топором разрубили кость и извлекли из неё мозг. Горбушку хлеба, чтобы была помягче, окунули в протекавший рядом ручей, и всё это сверху посолили. Мммм, пальчики кровавые оближешь. (Смеётся.)

– Это вообще не опасно есть сырое мясо оленя?

– Злоупотреблять точно не стоит. У северных народов дети уже в годик подползают и кушают сырое мясо, а наш организм к этому непривычен. Но в целом, это интересный опыт, почему бы и нет. Не шибко вкусно, но надо понимать, что таким образом оленеводы восполняют дефицит витаминов и микроэлементов. Ещё оленьей кровью меня в тот день угостили. Каждый, наверное, слизывал кровь, поранив палец. По вкусу аналогично, просто оленьей крови больше и оттого в ней появляются сгустки. Никто не любит пить молоко с пенкой, вот и тут также.

На Северном Урале приходилось сталкиваться с манси, которые произвели неприятное впечатление. Видно, что люди спиваются. Или мне просто не повезло?

– У нас на Урале 4 коренных малочисленных народа: ханты, коми-зыряне, ненцы и манси. Первые три – успешные народы. У них много оленей, они знают и гордятся своей культурой и в тоже время пользуются всеми благами цивилизации вплоть до Инстаграма. А вот манси – увы, по всем отзывам, умирающий народ. От многих туристов я слышал о егере Валере, который, будучи манси, имеет спутниковый телефон, снегоход, моторную лодку и при этом не пьёт. Он смотрится такой белой вороной на фоне остальных манси, что само по себе печально.

Поворотный момент

– За 109 дней пути сколько раз вам встречался медведь?

– Семь. Это когда я животное сам видел. Медведи, я полагаю, несколько сотен раз за мной наблюдали. Просто обычно, к счастью туристов, они не стремятся к встрече с человеком, а какие-то уж совсем близкие контакты происходят по чистой случайности. В этой экспедиции был момент, когда медведь прошёл в 3-4 метрах от меня.

– Как это произошло?

– Я шёл по лесной просеке, по дороге такой на хребте, ветер сильно дул в лицо, соответственно, медведь не мог меня почуять. И вот я заворачиваю за дерево и вижу прямо перед собой большую попу медведя. Он ковырялся в земле и выкапывал какой-то корешок. Я начал потихоньку отходить назад, достал фальшфейер. Медведь на это отреагировал и повернулся ко мне. Я в этот момент резко закричал, поднял руки вверх, чтобы казаться объёмнее, и… Короче, сработало – медведь испугался, перекувыркнулся через плечо и убежал.

Россомахи и волки представляют опасность для одинокого туриста?

– Для мужчины в нормальном физическом состоянии эти животные не опасны. Россомахи могут разве что залезть к вам в палатку и съесть продукты. Описаны случаи, когда волки нападали на детей. Это похоже на правду, потому что ребёнок, скажем так, входит в размерный ряд животных, на которых охотятся волки. Туристам моего возраста на Урале угрожают 3 животных. Это – человек, клещ и медведь. С медведем я в общих чертах рассказал, как надо себя вести, а от энцефалита, переносчиком которого является клещ, может уберечь прививка.

По поводу опасности встреч с человеком – это вы из своего жизненного опыта вывели?

– На этом маршруте, на Среднем Урале, была убита туристка, которая в одиночку сплавлялась по реке Серьга. За день до того, как я там проходил. Убийца, вор-рецидивист с двумя судимостями, находился под следствием, но был отпущен судьёй под подписку о невыезде. Он жил в лесу со своей сожительницей, а туристка где-то рядом с ними остановилась на ночёвку и была этим поддонком зарезана… В целом, я стараюсь избегать населённых пунктов, особенно в выходные дни и в пятницу вечером. Алкоголя на Урале предостаточно, и нет никакого смысла рисковать и провоцировать неадекватную реакцию.

Вдохновение от трудов

– Давайте сменим тему и поговорим о людях, которые не порочат, а наоборот прославляют Урал. Уверен, вы знаете таких.

– Да, конечно. На этом маршруте в очередной раз воспользовался гостеприимством Александра Подольского. Он настоящий амбассадор Уральских гор и Конжаковского горного кольца в частности. Что мне нравится в Саше, так это замечательное сочетание коммерческого начала и стремления развивать горный район для всех. Созданная им база активного отдыха «Серебрянский Камень» год от года прирастает новыми оборудованными тропами и маршрутами. Это уже не просто база, а полноценный местный бренд.

На Северном Урале я гостил в одноимённом волонтёрском лагере, который организует Дмитрий Кириллов. В 2015 году он первым забросил туристов на пупы (плато Маньпупунёр – А.Е.) на вертолёте и был в ужасе от вида истоптанной и изъезженной квадроциклами горной тундры. Другой бы повздыхал и только, а Дима учредил НКО, с её помощью разработал и поставил горные модули, организовал лагерь для туристов на входе в заповедник, оборудовал экологическую тропу на плато и через заболоченные низины тянет её к хребту.

Дима проводит в лагере почти все лето и работает наравне со всеми. В этом году он собирался завершить оборудование тропы. Теперь и туристам не придётся ходить в грязи по щиколотку, и хрупкая природа Печоро-Илычского заповедника будет спасена от вытаптывания. Кстати, один метр тропы стоит примерно 33 тысячи заработанных Димой рублей. Хорошо, что второй год подряд он выигрывает гранты. Именно на такие проекты и нужно давать деньги.

­– Вы сделали много классных кадров в этом путешествии. Как вы их находите?

– Я не из тех фотографов, которые могут часами сидеть на одном месте и ждать обычный рассвет. Я по-другому работаю. Так как у меня хорошая физическая форма, я встаю рано, иду долго и стараюсь ночевать на вершинах. Не удивительно, что почти каждый день были удачные моменты для съёмки. Запомнилось восхождение на Мунин-Тумп, это в Вишерском заповеднике. Шёл на эту горы в дождь и туман без больших надежд увидеть местность дальше, чем на 50 метров. Но Урал неожиданно порадовал. Сперва поиграл для меня облаками, создавая с их помощью на скалах совсем загадочные образы, а затем, под утро, открыл всё великолепие скальной готики Мунин-Тумп.

– Какое впечатление оставили уральские посёлки?

– Разное. К примеру, есть такой посёлок Серебрянка на Северном Урале. Я мог бы запомнить его как милый таёжный уголок, обжитый людьми. Как место, откуда Россия начала прирастать Сибирью – возможно, именно здесь Ермак перевалил через Урал. Но нет, в моей памяти останется отвратительная свалка, которую жители Серебрянки устроили на въезде в свой посёлок. Даже не на задворках, а прямо у порога.

Сам я взял за правило выносить с территории гор чужие пластиковые баллоны. (50 штук вынес к 11 июня, а после сбился со счёта.) Для меня это большое удовольствие – знать, что я не просто иду через Урал, но и по мере сил делаю его чище. Вообще, на мой взгляд, сейчас для того, чтобы быть ответственным туристом, недостаточно просто не оставлять следов, надо их активно убирать. Поэтому у меня родилась идея устроить летнюю экологическую акцию и поддержать её призами собственного производства…

Осторожно: вооружённая охрана!

– О собственном производстве мы ещё поговорим, а пока давайте вернёмся к теме населённых пунктов Урала…

– Посёлком контрастов я бы назвал Кытлым.
Здесь нищета старых деревянных зданий соседствует с относительным блеском военного городка, красота окружающих гор омрачается изуродованными драгой реками, а военные роют тоннель под Косьвинский камень. С другой стороны, туристам не запрещается ходить на эту гору в отличие от Ямантау. И, наверное, именно благодаря военным посёлок жив, а в горы здесь ведёт самая ухоженная на Северном Урале дорога.

У меня не было целью посещать проблемные с экологической точки зрения районы Урала, но где-то они прямо бросаются в глаза. Взять хотя бы печально известный город Карабаш. (Если не слышали о нём, погуглите – будете удивлены.) Голые, покрытые кислотной плёнкой горы и дым, идущий из труб комбината. И этот апокалипсический пейзаж, по сути, является задним двором национального парка «Таганай». В парке много стендов с полезной информацией о природе парка, но если бы я принимал решения об их содержании, я бы точно добавил раздел про Карабаш. В деле экологического просвещения контрасты работают очень хорошо.

– У вас были моменты, когда из-за объектов военной инфраструктуры вам приходилось корректировать маршрут?

– Нет, я прошёл весь маршрут как запланировал. Хотя, признаюсь, в одном месте мне пришлось для этого идти ночью. Дело было на горном участке магистрального газопровода «Сияние Севера», в 20 километрах от перевала Пеленёр. Там действуют серьёзные меры безопасности, дорогу патрулирует вооружённая охрана, и вряд ли она пропустила бы бородатого мужика с фальшфейерами в кармане. Тем более по опыту других туристов я знал, что если нарвёшься на охрану, тебя вывезут на перевал на машине. Для меня это было неприемлемо – маршрут задумывался как исключительно пеший. Поэтому стартовал в час ночи и к половине шестого утра добрался до перевала. Но пару раз в кустах отсидеться всё равно пришлось.

– Вы зарабатываете на жизнь как ювелир, причём, все ваши украшения отсылают к теме гор и активного отдыха. Что-то новое, я имею в виду идеи для создания украшений, вы из этого путешествия вынесли?

– На горе Масима, самом южном тысячнике Урала, я восхитился совершенно фантастическими узорами лишайника на куруме. Они, конечно, везде красивые, но тут свою роль сыграл фон – курум на Масиме необычного красного цвета. Отлить узоры лишайника в серебре – чем не идея для ювелира?! Есть и другие задумки, но я не буду о них распространяться, чтобы не давать фору конкурентам.

Зато я с радостью расскажу о другом своём проекте – благотворительном. 26 июля, когда я был на Манараге, 10 детей с ограниченными возможностями здоровья вместе с родителями и педагогами впервые поехали в горы Южного Урала. Взошли на вершину Малиновая, потрогали руками её шершавые курумы, полюбовались окрестными пейзажами… Короче, узнали свою Родину в лучшем её проявлении. Идея была моя, её поддержал благотворительный образовательный фонд «Мархамат» и тысячи неравнодушных людей, следивших за моим путешествием.

– Вы уложились в сроки, которые для себя определили перед выходом на маршрут?

– Я планировал пройти Уральские горы за 120 дней плюс-минус две недели. Точные рамки на такой большой период невозможно задать. Может помешать непогода, болезнь, заброска придёт позже, чем ты рассчитывал… У меня этих форс-мажоров, за исключением разве что проблем с погодой, не было, поэтому и уложился в 109 дней. Это с учётом 11 дней отдыха – как же без него при таком километраже. Были дни, когда я проходил по 50-60 километров.

– И вот вы прошли Уральские горы от края до края. Нет ощущения, что теперь они вами досконально изучены и пора закрывать эту тему?

– Совершенно нет. Я 15 лет хожу по этим горам и, по моим ощущениям, исследовал их где-то наполовину. Я планирую заниматься Уралом ещё как минимум столько же. Всё только начинается на самом деле.

Алексей Егоров



Вернуться назад






Новости рубрики

28.04.2022 «Решил ехать волонтёром на Донбасс, потому что мне не всё равно» С гуманитарной миссией на Донбассе побывали активисты МГЕР из Татарстана
31.03.2022 «Единая Россия» помогает привести Петропавловский собор Казани в первозданный вид В рамках партпроекта «Историческая память» также реконструируют мечеть Иске Таш
14.02.2022 «Нельзя просто так собрать и заморозить сто миллионов рублей» Дачники Татарстана скопили крупную сумму на софинансирование с государством, но что-то пошло не так


Новости

24 мая, 19:06 В Татарстане планируют создать Поволжский центр трансплантологии Он может появиться на базе нового корпуса высокотехнологичной медицины

24 мая, 19:04 В Татарстане демонтируют бездействующие трубопроводы Озерного месторождения нефти Демонтажные работы проведут в рамках национального проекта «Экология»

 

24 мая, 18:48 1 млрд рублей потратят в Татарстане на покупку медицинского оборудования Также медикам приобретут 17 новых автомобилей со специальной аппаратурой

24 мая, 17:29 В Татарстане проходит предварительное голосование на дополнительных выборах «Единая Россия» определяет кандидатов для дальнейшего выдвижения на допвыборах в Госсовет и представительные органы муниципальных образований

24 мая, 15:51 В Татарстане пройдет Неделя приемов родителей по вопросам материнства и детства Приемы жителей республики пройдут на площадках Региональной и местных общественных приемных партии «Единая Россия»

24 мая, 10:37 Марат Нуриев: День соседей должен пройти в каждом дворе В рамках нового проекта «Единой России» «Жители МКД» ведётся активная подготовка ко Дню соседей 

23 мая, 17:36 Татарстанские врачи призывают переболевших коронавирусом пройти углублённую диспансеризацию Заболеваемость Covid-19 в мире за неделю выросла практически в два раза

23 мая, 17:12 В общественных пространствах Казани продолжают устанавливать камеры видеонаблюдения Системами видеонаблюдения оборудовали скверы им.Мустая Карима и Толстого, парки Победы и в ЖК «Салават Купере»

23 мая, 16:58 В Татарстане отметят День российского предпринимательства Казанцы смогут присоединиться к праздничной программе на улицах города, посетить мастер-классы, приобрести продукцию местных производителей на опен-маркете

23 мая, 16:52 В пришкольных лагерях Казани отдохнут 14 тысяч детей Стоимость путёвки за 21 день составляет 3 343 рубля, большую часть из которых оплачивается из бюджета Татарстана

Все новости
Уайлд


© 2019 Общественно-политический портал "Вверх"
info@vverh-tatarstan.ru
телефон: +7 (843) 238-25-28
Youtube VK RSS
Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС 77-75219 от 07.03.19. Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ТРО ВПП «Единая Россия»
Информация для лиц старше 18 лет. Запрещено для детей.
Полное или частичное воспроизведение материалов сайта (кроме фотографий), как и активная гиперссылка при цитировании, только приветствуется.
Материалы сайта (кроме фотографий), если специально не оговорено иное, доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Наверх